JBreaker - новости консолей Sony: PS3, PS Vita, PS4

Линия прицеливания
22.03.2012 02:39

Допустим, что вы заняли стрелковую позицию и направили пистолет на силуэт противника. По идее, пора переходить к следующему этапу стрельбы — прицеливанию. Но тут решение элементарной на первый взгляд задачи — совмещения трех точек (точки прицеливания, мушки и целика) на одной линии (линии прицеливания) — неожиданно наталкивается на не совсем очевидную проблему.

К стрельбе подключается еще один, уже третий по счету, физиологический механизм — «контур прицеливания». Обеспечение и сохранение верного взаимного положения мушки и прорези целика — ровной мушки — требует непрерывного контроля и постоянной коррекции. Следовательно, датчиком в контуре прицеливания, так же как и в контуре коррекции, является зрение. Контур стабилизации стрелковой позиции и контур коррекции положения оружия «решают свои задачи» за счет слаженных и согласованных тонических напряжений крупных массивов скелетной мускулатуры. Прицеливание же осуществляется тонкой и чуткой работой мышц предплечья. Казалось бы, причин для беспокойства нет: различные устройства контуров стабилизации и коррекции, с одной стороны, и контура прицеливания — с другой, не усложняют процесс стрельбы. Но каждый, кто имеет даже самый незначительный стрелковый опыт, знает много сложностей. Почему? В процесс стрельбы вмешивается вторая, более серьезная трудность. Причина возникающих затруднений в том, что браслетообразный контур коррекции положения пистолета и контур прицеливания используют общий источник информации. Проблема усиливается тем, что точки, которые необходимо совместить на линии прицеливания, значительно удалены друг от друга (точка прицеливания расположена гораздо дальше от глаза, чем мушка и целик). Возникает действительно тупиковая ситуация. Сфокусировать зрение одновременно и на прорези прицела, и на точке прицеливания невозможно. Стрелок вынужден периодически переключать внимание с ровной мушки на цель и обратно. Но теряя хоть на мгновение контроль над положением даже одной из трех точек, почти немыслимо удержать их на линии прицеливания. Особенно этот эффект заметен при стрельбе из пистолета. При спортивной стрельбе из этой ситуации выходят, добровольно отказываясь от наблюдения четкого и ясного изображения цели. То есть стрелок концентрирует внимание на удержании ровной мушки, а мишень видит размытой, нерезкой. Именно о таком допущении говорится в «Наставлении по стрелковому делу». В нем рекомендуется сначала выровнять мушку, а только потом, не заваливая, подводить ее под точку прицеливания. Но в бою четкий силуэт противника—редкий подарок для стрелка. Гораздо чаще неприятель прячется, скрывается, тщательно маскирует свою позицию. В таких условиях отвлечься от слаборазличимой цели — значит, скорее всего, потерять ее. Прицеливание, накладываясь на изготовку для стрельбы и удержание пистолета в поле мишени, еще больше сужает диапазон условий, в которых прицельная стрельба может применяться для поражения противника. Спуск курка. Важность этого короткого, малозаметного движения трудно переоценить.

Начнем с того, что стрельба ведется не только в пространстве, но и во времени. Часто именно несвоевременность выстрела позволяет противнику уйти из-под огня невредимым. Конечно, будет не совсем верным утверждать, что своевременность выстрела зависит только от нажатия на спусковой крючок. Безусловно, прежде нужно изготовиться для стрельбы и прицелиться. Но если противник скрылся из вида до момента спуска курка, то с выстрелом можно и подождать, сменить позицию, сократить дистанцию. Другими словами, на первых двух фазах возможно отказаться от заведомо неудачного выстрела. Иначе дело обстоит при спуске курка. Заглянем в «Наставление по стрелковому делу», в котором о спуске курка говорится много правильных слов. Но одна фраза должна насторожить стрелка, готовящего себя к ведению ближнего боя. Речь идет о том, что выстрел должен происходить «незаметно для стреляющего». При стрельбе по неподвижной цели это допустимо. В бою потеря контроля над моментом выстрела ставит под сомнение возможность управления динамикой огневого контакта. Известно, что, нажимая на хвост спускового крючка, усилие необходимо прикладывать точно в продольной плоскости оружия. Правда, сделать это гораздо сложнее, чем сказать. Биомеханика естественного сгибания указательного пальца направляет усилие несколько иначе (по касательной к окружности, радиусом которой является сам палец). В результате возникает вращательный момент, заваливающий ствол влево (при стрельбе правой рукой).

Заваливающий момент увеличивается из-за перекрестных связей между пальцами одной руки. Следуя за движением указательного пальца, остальные еще больше отклоняют пистолет в сторону. Причина этого очевидна. Кисти рук буквально оплетены, «перебинтованы» сухожилиями. некоторые из них связывают пальцы между собой. Пианисты тратят сотни часов на упражнения, позволяющие «развязать» движения пальцев, сделать их независимыми друг от друга, автономными. Ох, как это не просто. При стрельбе проще нейтрализовать заваливающий момент равным по величине, но противоположным по направлению компенсирующим моментом, слегка разворачивая кисть наружу. Совмещение компенсирующего разворота с нажатием спускового крючка в едином, общем движении становится реальностью после основательной тренировки и регулярных упражнений. Углубившись в тонкости спуска курка, мы с вами помним, что в то же самое время стрелок стабилизирует свою стрелковую позицию и удерживает ровную мушку. Все три контура, обеспечивающие точный выстрел, как могут, согласовывают свои действия, всеми силами стремятся сохранить прицел оружия. Каким же образом отразится на этом без того противоречивом процессе управление нажатием на спусковой крючок? Появится дополнительный дестабилизирующий фактор — работа четвертого контура управления стрелковыми движениями. Велика опасность, что новый контур, вмешиваясь в процесс стрельбы, окончательно запутает, поставит в тупик центральную нервную систему. Управляя моментом выстрела, нужно учитывать тактику и динамику действий противника. Источником необходимой информации является зрение. Но зрение уже «разрывается» между фиксацией пистолета в области прицеливания и удержанием ровной мушки. Теперь стрелок вынужден согласовывать видимую картину боя еще и с динамикой нажатия на спусковой крючок. При этом информация о движении указательного пальца поступает из проприоцептивной системы (за счет мышечносуставной чувствительности). В результате получаем уже два датчика в одном контуре управления.

Так как нажатие на спусковой крючок обеспечивается тонкой работой мышц, приводящих указательный палец и поворачивающих кисть, то, следовательно, исполнительным механизмом нового контура является мускулатура предплечья. Но эти мышцы уже работают над удержанием ровной мушки. Сейчас они должны сформировать движение, компенсирующее «завал» пистолета при спуске курка. Может быть, прицельно выстрелить вообще невозможно? Позвольте считать, что возможно. Даже если некоторым стрелкам осложнения, возникающие при спуске курка, покажутся несущественными, все равно остается проблема согласования работы трех автономных контуров: контура стабилизации стрелковой позиции; контура коррекции положения пистолета; контура прицеливания. Динамика этих контуров имеет явно колебательный характер («ходит» стойка, покачивается рука, дрожит мушка в прорези целика). Следовательно, изготовившись к выстрелу, прежде чем спустить курок, стрелок должен «успокоить» колебания во всех трех контурах, свести к допустимому минимуму их амплитуду и частоту. Чем лучше это вам удается, тем выше результат стрельбы. Чтобы подавить колебания в каком-либо одном контуре, стрелку потребуется некоторое время. Более того, невозможно окончательно, раз и навсегда прекратить в контуре всякое движение. Через некоторое время колебания непременно возникнут и снова раскачают стрелковую позицию.

Но не будем забывать: выстрел обеспечивается совместной работой всех трех контуров, и подавить колебания в них нужно практически одновременно. Это упрощает задачу с одной стороны, с другой — привносит дополнительные трудности. И упрощает и одновременно осложняет по той же причине: появляется возможность взаимного подавления колебаний в разных контурах. Казалось бы, теперь можно не заботиться о минимизации амплитуды и частоты колебаний в каждом отдельном контуре. Однако взаимная компенсация возможна лишь тогда, когда параметры всех стрелковых движений согласованы. Иначе вместо взаимного подавления появится опасность возникновения резонанса — неконтролируемого роста амплитуды колебаний. От чего же зависит согласование процессов во всех контурах? Самое главное — от верной изготовки.

Поэтому более реально второе направление «увеличения веса» оружия — целенаправленное структурирование стрелковой позиции. Основная идея — утяжелить пистолет за счет собственного веса стрелка. Нужно из гибкого, пластичного, подвижного человеческого тела создать для пистолета прочное, устойчивое и неподвижное основание. Нужную конструкцию можно собрать, только весьма расчетливо дозируя степень напряжения каждой группы мышц. Однако, изготавливаясь, прицеливаясь и спуская курок, практически невозможно еще и контролировать подобное неравномерное напряжение скелетной мускулатуры. Преодолеть эту трудность помогает мысленный, эмоционально окрашенный образ. Чтобы разом потяжелеть, стать массивнее и основательнее, попытайтесь представить себя чем-то, обладающим такими свойствами. Такой образ мы будем называть «гиря».

Здесь стрелка подстерегает опасность. Представить себя большим и тяжелым не так трудно. Гораздо сложнее обеспечить передачу всего импульса отдачи от пистолета к телу. Здесь огромное значение имеет способ удержания оружия. Руки стрелка — вот проблемная часть «гири». А самое слабое звено рук — локтевые суставы. Их удается отключить, только если полностью выпрямить вооруженную руку. Но тогда пистолет оказывается слишком далеко от основной массы «гири». Это чревато возникновением заметного опрокидывающего момента. Чтобы «гиря» оказалась более компактной, стрелку необходимо приблизить пистолет к собственному центру тяжести. Он сгибает руку с пистолетом, но... Согнутые в локтях руки не обладают нужной жесткостью, и, безусловно, часть энергии отдачи будет подбрасывать оружие, а не передаваться на массивное тело стрелка. Надежно поражая вертикальную ось противника, можно решить большинство боевых и специальных задач ближнего боя. Иногда выстрел должен быть предельно точным, когда недопустимо не только боковое, но и вертикальное отклонение пули. В таком случае влияние отдачи должно быть сведено на нет. С этой целью можно использовать третий, самый сложный способ подавления импульса отдачи, который призван ликвидировать и боковое, и вертикальное движение пистолета. Для достижения нужного эффекта необходимо целенаправленным перераспределением локальных напряжений мускулатуры верхнего плечевого пояса удерживать пистолет от боковых и вертикальных перемещений, а всю энергию по отдачи направлять в сторону. Тогда ориентация ствола останется практически без изменений. Необходимые акценты в напряжение мышц можно внести, если использовать образ отката орудийного ствола — условно говоря, "турникета". Нужно только иметь в виду, что и «тиски», и «пушка» не могут быть реализованы в полном объеме исключительно статическим напряжением мускулатуры, даже если оно подобрано точно. В идеале изготовка должна меняться по ходу выстрела. Но изменение динамической структуры стрелковой позиции не должно восприниматься как реакция на воздействие отдачи. Отдача — мгновенный удар, ни один человек не способен на него среагировать. Другими словами, активно противодействовать отдаче нужно не в ответ на сбивающее движение пистолета, а опережая и упреждая его.

Чтобы освоить тот или иной способ противодействия отдаче, необходимо использовать тесную связь физиологии и психики. Эта связь активизируется с помощью точно подобранного мысленного образа.